Центр Историко-Родословных Исследований
TatarGen.Ru


Поход касимовских и казанских татар под командованием царевича Сатылгана в 1491 году

Максум Акчурин, Мулланур Ишеев
Обзор опубликован в сети Интернет 12.04.2009, на сайте TatarGen.Ru — 18.05.2010

В этом обзоре мы хотели бы рассказать о событиях конца XV века, когда набирающие силы Крымское ханство и Московское великое княжество объединили свои стремления в борьбе против общего врага — Большой Орды. В это противостояние оказались вовлечены касимовские и казанские татары. Под командованием касимовского царевича Сатылгана они были направлены в военный поход против Большой Орды.

Об этом походе мы узнаем из Никоновской летописи. Весной 1491 г. вышли «Ординские цари Сеит-Ахмет и Шиг-Ахмет с силою» на крымского хана Менгли-Гирея. Московский великий князь Иван III собрал ему на помощь войско и отправил «в Поле под Орду». Далее сообщается, что великий князь послал своих воевод П.М. Оболенского и И.М. Репню-Оболенского, а с ними царевича Сатылгана «с уланы и со князи и со всеми казаки». Казанский хан Мухаммед-Амин послал свои полки во главе с Абаш уланом и Бураш сеитом. Прислал своего воеводу и брат Ивана III Борис. Все эти полки объединившись «в Поли» вместе пошли «под Орду». Узнав «цари Ординские силу многу великого князя в Поли и убоявшеся, възвратишася от Перекопи; сила же великого князя възвратися в свояси без брани».

Давайте обратимся к этим событиям. Детали всех мероприятий 1491 г. раскрываются в сохранившихся посольских книгах по взаимоотношениям с Крымом и Ногайской Ордой. Между московским великим князем Иваном III и крымским ханом Менгли-Гиреем постоянно велась дипломатическая переписка. Большая Орда оставалась ещё опасным соперником и для Московского государства и для суверенных образований возникших после распада Золотой Орды. Главными действующими лицами в Орде были дети убитого в 1481 г. хана Ахмеда: старший сын Муртаза с братьями Сейид-Ахмедом и Шейх-Ахмедом, а также их двоюродный брат Абд ал-Керим и беклербек Хаджике из рода мангыт.

Именно татарскому царевичу Сатылгану, возглавившему объединенное войско, пришлось принять непосредственное участие в ходе той военной компании, направленной против Большой Орды. Отец царевича — Нурдаулет хан, был старшим братом крымского хана Менгли-Гирея, потеряв крымский престол, выехал в Московское княжество и в 1486 г. занял престол Касимовского ханства. И до 1491 г. касимовцы совершали походы против Большой Орды. Обычно выбиралось время, когда Орда, обнажив тылы, традиционно уходила на свои кочевья между Днепром и Доном. Неоднократно московский князь посылал отца Сатылгана касимовского хана Нурдаулета. Но в последние годы сам Нурдаулет по каким-то причинам не принимал участия.

Великий князь Иван III и крымский хан Менгли-Гирей ранее заключили между собой договор о взаимопомощи против общих врагов Литовского княжества и Большой Орды. Походу 1491 г. придавалось особое значение. Удалось создать широкую военную коалицию. Этому предшествовала большая дипломатическая подготовка. Достаточно взглянуть на число сторон задействованных в переговорах: Московское великое княжество, Крымское ханство, Казанское ханство, Османская империя, Ногайская Орда.

Поход 1490 г.

Ещё в 1490 г. была попытка реализовать совместный военный план. Весной Сатылган, возглавив «уланов и князей и Русь», вышел в степь «в Орду», где должен был находиться до зимы и ждать сигнала от Менгли-Гирея, для дальнейших совместных действий. Тогда же планировалось привлечь казанского хана Мухаммед-Амина, но в тот год он не мог послать свои войска «под Орду», т.к. «близко были его недрузи Ногаи». Силы Большой Орды вторглись в Крым, нарушив ранний мирный договор, вот как об этом рассказал Менгли-Гирей: «Сидяхмет, Шиг-Ахмат и Азика в головах, в сколко есь Намаганова юрта пришод, домы наши потоптали, слава Богу самих нас Бог помиловал; о Крыме став бившися недруг не начевав пошол прочь из моих улусов, Барынскиe улусы повоевав, воротился. Сю зиму недруг у Днепра на устье в крепи зимовал». Но Сатылган рано ушел «без веданиа» княжеского, не дождавшись сигнала из Крыма. Князь Иван его оправдывал, что тот «учинил молодою мыслью». Крымские гонцы пришли с просьбой к московскому князю послать Сатылгана ещё раз, но пришла зима, «ино уж под Орду нельзе итти» и поход в степь отложили до весны. Все же пребывание в степи не прошло впустую, Иван III сообщил Менгли-Гирею, что войска которые были с Сатылганом под Ордой «улусы и головы имали и делали дело сколько могли».

Поход 1491 г.

Итак, Иван отложил все на весну 1491 г., пообещав, что в этот раз Сатылган пробудет в степи до зимы. 25 апреля 1491 г. пришла грамота от крымского хана, что Большая Орда ослабла, он лишил их коней: «сей зимы у недруга ноги подрезав, кони есмя взяли у него без останка; нынеча как бы им отойти, ино силы нет, велми нынечи охудели, рать их королев сын побил». Однако Орда сумела мобилизовать войска. 10 марта Менгли-Гирей написал в Казань хану Мухаммед-Амину, что «из Старханской, Абдыл Керим в головах, в Намаганском юрте (в Большой Орде) все собрався, против нас стоят». А в мае сообщил в Москву: «то дело наше увидали Абдыл-Керим и Шиг-Ахмет цари, воротившися нас воевати хотят, на Самару и на Овечью Воду». 1491 г. начался удачно, казанский хан Мухаммед-Амин был готов выслать свои войска, и турецкий султан обещал большую военную помощь. Ногайский мурза Муса прислал гонца с пожеланием объединиться на «вопчих недругов».

Теперь по порядку. Совместный план был таков: как только «Ахматовы дети» пойдут на Менгли-Гирея, великий князь Иван III должен был по команде направить свои объединенные полки и казанцев во главе с Сатылганом в степь и прислать крымского посла Кутуша с этой вестью в Крым. Предварительно, Менгли-Гирей сообщил, что турецкий султан Баязит уже прислал зимой 1000 янычар на 10 судах. Он обратился ещё раз за помощью к султану, тот ответил что поможет, и ради этого не пошлет свою рать на египетского («мисюрьского») султана. Поэтому весной младший брат хана калга Ямгурчей отправился к Баязиту за помощью. А от Москвы ждали полки касимовских татар и русских, а также 20–30 казанских князей, т.е. 20–30 казанских полков.

Весной Нурдаулетов человек Мусяк, попавший в прошлом походе в плен, подтвердил, что ордынские «цари» пошли на пашни «на Орел и на Самару и на Овечью Воду», а после этого направятся в Крым. Команда от Менгли-Гирея поступила в мае, хан рассказал, что помощь от султана 70 тыс. чел. идет в Белгород (Аккерман), будет к июню. И в июне Иван «борзо» послал бы свое войско. Так было и сделано. 3 июня 1491 г. в степь выдвинулся Сатылган, а 8 июня — войско из Казани. Известны имена всех казанских князей-воевод: «И царь Махмет-Аминь писал ко мне в своей грамоте, что рать свою на поле послал, да и брат твой Иван писал ко мне, а отпустил своих воевод, Абаш улана да Алъякши князя, да Бедыря князя Алтышова сына, да Усеин Кенегеся князя, да Иделека князя, да Каныметя князя Итакова брата, да Имирь мурзу Садырева брата, да Уразлы князя, да Шагалака князя, да Акчюру князя Аязова сына, да Кишкилдея князя, да Бурнака князя, да с ними послал двор свой». Русские воеводы: «отпустил с русской ратью князя Петра Микитича да князя Ивана Михайловичя Репню-Оболенских; а людей есми послал с ними не мало; да и братни воеводы пошли с моими воеводами и сестричичев моих резанских обеих воеводы пошли».

Иван выдал такие рекомендации: 1) если войско Большой Орды пойдет в Крым, то Сатылган должен направиться в Орду; 2) если ордынцы двинутся на Русь, то Менгли-Гирей ударит им в тыл; 3) если Орда пойдет на иную землю, тогда Сатылгану следовало объединиться с войсками Менгли-Гирея, но не входить к нему в подчинение, а действовать только по указанию Ивана.

Выдвинувшись в степь, царевич Сатылган выслал вперед отряд князя Тонкача «с татары и русью», но внезапно на них напал Мусека мурза, сын мынгытского князя Азике (Хаджике), «да Тонкача разгонял», отряд Тонкача понес потери: «иных людей перебили, а иных переимали». Сатылгану с полками пришлось отойти, где он дождался прибытия казанских подкреплений и продолжил движение в Орду. Войска царевича даже столкнулись с Абд ал-Керимом: «вести, государь, у царя были таковы, что Обдыл-Керим царь пошол был к Азторохани, да наехал деи был, государь, на твоего царевича и на твою рать. И они деи его, государь, розгоняли, а что с ним было а то поимали, а его самого застрелили, и прибежал деи, государь, в Орду ранен, да поймавши царици, да опять пошол в Хазторокань». В этот раз Сатылган тоже был не долго в степях, на коней пришло «божье посещение» и кони «учали теряться», царевич повернул домой «с Поле», но оставил уланов и князей и казаков и «русь», где они лето были в степи «под Ордой… улусы у них имали и людей и кони отганиволи».

А что же в Крыму? Менгли-Гирей не спешил вступать в бой. О том, что касимовские и казанские татары в пределах Большой Орды, хан уже знал, прибыл его гонец Кутуш, который сообщил о войске Сатылгана в 60 тыс. чел., в Крым стали прибывать беглецы из Орды, они тоже подтверждали, что «людей много на поле». Но достоверных сообщений не было. Менгли-Гирей не стал посылать в степи к Сатылгану людей, для переговоров о дальнейших действиях. На прямой вопрос посла Ромодановского уклонился от ответа, а вместо этого велел, чтобы Иван прислал своих казаков. Но Ромодановский раскрывает причины такого поведения, оказывается Менгли-Гирей был в конфликте с Ширинами, «живет негладко». Клан ширинов был сильнейшим в Крымском ханстве. Как выяснилось турецкий султан тоже не сильно помог, по сведениям хан ждал младшего брата и с ним от султана 40 тыс. конных воинов, Баязит хорошо встретил Ямгурчея, с подарками, но из войск прислал только 2 тыс. пеших янычар, такая сила для степной войны не годилась. На султана повлиял ордынский Муртаза. Баязит хотел этот вопрос решить дипломатически, вступив в переговоры с Муртазой. В стане войск Большой Орды наступил разлад. Мы уже знаем, что Муртаза вернулся в Орду. Затем узнаем, что «промежи царей и Мангытов рознь», мангыты с князем Азике «пошли по Днепру вверх», а «царевы улусы Шиг-Ахметевы борзо на пашню пришли». Вскоре «цари» вернулись в свои пределы. Этим и закончились основные события 1491 г.

Во время этой компании произошел любопытный эпизод. Осенью 1491 г. отряд касимовских татар, «царевы люди Нурдоулатовы», были в степи «под Ордою» и взяли языка. Сохранились некоторые имена татар: «Имень Ази, да Ботукечь, да Ази Хидырь, да Хидырь Алей, да Кучмень Байсалтанов сын с товарищи». Под Мертвым Донцом на них напал союзнический отряд крымских татар, среди которых были «Сатылган Карачев сын Ширинов, да Сарыкин сын Барынов, да Абелек Атарчеев сын Барашов, Ширинов слуга, да Сююндюк. Багатырь Мамышов, Зизиудов слуга, с товарищи», они отняли языка, «а их самих пограбили, а взяли у них 15 коней». Иван III справедливо возмутился на Менгли-Гирея: «мы своих людей посылаем под Орду его же для дела; и где было его людем, съехався с нашими людми, да заодин нашо дело делати, и его люди гораздо ли так чинят над нашими людми?». И потребовал вернуть награбленное. Вообще-то этот крымский отряд, численностью 150 чел., вполне успешно действовал в ордынских пределах, так весной 1493 г. «у Орды стадо угоняли», и через 6 дней ордынцы «Едигей царевичь Ахматов сын с братом, да Салтаган» их догнали; но эту «погоню побили» и «царевичю Едигею голову срезав» привезли Менгли-Гирею.

Стоит отметить, что касимовские татары («мещерские казаки») в долгу не остались. Посланные в конце 1492 г. великим князем Иваном III «в улусы языка добывати», они встретились с крымскими людьми царевича Мамишека. Крымцы, со слов их хана, приехали якобы для совместных действий против Большой Орды. И когда Магмет-Алей, «мамич» царевича Мамишека, сблизился, касимовец Асан-Шеиков сын Шигай «стрелою его застрелил и убил его, а иных пограбил». Тут пришла очередь возмущаться Менгли-Гирею, он потребовал у «головы» тех мещерских казаков улана Курчьбулата вернуть все отнятое в Крым, в числе которых были «пансырь, шолом, да тегиляй, да сабля», которые Менгли-Гирей лично выдал Мамишеку. И что интересно, Менгли-Гирей не забыл возместить ущерб «Нурдувлатовым царевым слугам» Ази Хидыру и Кусменю, и из 100 угнанных лошадей 15 коней им компенсировал за прошлый грабеж.

Численность войск

В ходе компании звучали разные цифры о количестве войск, зачастую умышленно преувеличенные. Так из 70 тыс. турецкой помощи, оказалось только 2 тыс. янычар, сообщалось о 60 тыс. у Ивана III. Стоит ли доверять этим цифрам. Попытаемся приблизительно оценить численность полков. Сколько было татар тогда у Сатылгана трудно сказать. Какие татары кроме касимовских были в его войке, и сколько тогда в Касимове было татар, данных нет. Известно, что по более поздним документам во второй половине XVI века, уже после взятия Казани в 1552 г., группировка касимовских татар достигала 1260 чел. (два полка в Полоцком походе 1563 г.). Попробуем оценить численность Казанского войска. Так, согласно данных по Разрядным книгам XVI века, воеводский полк насчитывал от 300 до 1000 чел. (например, Полоцкий поход в 1563 г.). Возьмем среднее число в 500 воинов.

У нас перечислено:

  • Абаш улан — казанский главнокомандующий (сообщалось ещё о Бураш сеите);
  • 11 князей (воеводы);
  • двор Мухаммед-Амина.

Итого: 12 полков · 500 чел. = 6000 чел. Т.к. в тот год внешних угроз у Казани не было, Мухаммед-Амин мог отправить основное войско, ведь он послал даже свою гвардию, т.е. царский двор. Получаем, по крайней мере, порядок численности войска Казанского ханства (теоретический максимум 12 полков · 1000 чел. = 12000 чел.). Наш расчет близок к сообщению Матвея Меховского: «Третья орда — козанских татар — названа так по замку Козан, стоящему над рекой Волгой у границ Московии, где они живут. Они произошли от главной татарской орды, а именно от чагадайских или заволжских татар, как и все другие татары. Эта Козанская орда имеет около 12 тысяч бойцов». То, что казанские князья воспринимались как воеводы отдельных боевых подразделения, мы видим из сообщения Менгли-Гирея, когда он просит прислать из Казани «20 или 30 князей». В русских войсках известны двое московских воевод и двое рязанских, воевода брата князя Ивана. Итого 5 полков · 500 чел. = 2500 чел. (теоретический максимум 5 полков · 1000 чел. = 5000 чел.).

Итоги компании

Конечно, 1491 г. не принес особых изменений в расстановке сил. Стороны постарались избежать прямого военного столкновения. Эта компания имела скорее политическое значение. В следующие годы Иван III и Менгли-Гирей постоянно договаривались о возможной посылке Сатылгана в Орду во главе объединенных войск и казанских татар.

Проступок Сатылгана

В последний раз московский князь обещает прислать царевича в 1498 г. А уже в 1501 г. Менгли-Гирей, с сожалением, говорит Ивану, что знает, Сатылган сотворил проступок и удерживается в Москве, но для степной войны «очень надобный был человек», Крыму важна его профессиональная помощь и хан просит, несмотря на проступок, доверится Сатылгану и послать с войском в степь. Что сотворил царевич в письмах не уточняется, Менгли-Гирей заявляет лишь: «Сатылган от молодости и от глупости таково дело учинил и в таково дело попал». Поэтому в тот раз в приделы Большой Орды князь Иван направил бывшего казанского хана: «послали есмя на поле на орду Махмет-Аминя царя да и брата твоего царевых Нордоулатовых уланов, и князей и казаков с ним есмя послали, да и русскую рать» в т.ч. и рязанских воевод. Мухаммед-Амин, изгнанный с Казанского престола, в тот момент находился в Московском государстве, ему были пожалованы Кашира, Серпухов, Хатунь.

Какое же «дело учинил» Сатылган? В Разрядных книгах есть такая запись: «лета 7007-го (1498) сентября в день прислал к великому князю ис Казани Абделетиф царь, что Урак князь хочет быть х Казани с Салтаганом церевичем. И князь великий послал в Казань воевод своих беречь от Урака и от Салтагана». Многие исследователи вслед за В.В. Вельяминовым-Зерновым считают, что здесь ошибка, поскольку во всех других летописях в 1499–1500 гг. упоминается вместе с князем Ураком сибирский царевич Агалак, брат хана Мамука. Однако, если ещё раз обратиться к Разрядным книгам, то там за 1499 г. есть второе сообщение: «Того же лета августа в день посылал князь великий в Казань воевод беречь от Арака и от шибанских царевичев в конной рати». Значит, князь Урак дважды приходил к Казани, сначала с царевичем Сатылганом в сентябре 1498 г., а затем с сибирскими царевичами в августе 1499 г. Причем в другом варианте Разрядной книги Сатылган упоминается и во втором походе уже вместе с «шибанскими царевичами». Поэтому исключать участие Сатылгана с беклярибеком Ураком в походе на Казань против московского ставленника хана Абдул-Латифа мы не станем.

Дальнейшая судьба царевича

В ноябре 1502 г. Менгли-Гирей просил передать племянника в Крым, Иван начал хитрить, посол передал: «жалуючи его, держит его у себя того деля, чтобы иного дела молодостью не учинил». Видимо, великий князь простил царевича. В сентябре 1503 г. послу поручено было рассказать, что хана Нурдаулета «не стало» и про Сатылгана сообщить, что князь Иван «хочет его жаловати, дати ему то место, где отец его был». Царевич опять вернулся к привычному делу для организации степной войны по договору о взаимопомощи между Крымом и Москвой. Ещё в марте 1502 г. Иван писал хану: «на Орду царевичев братаничев твоих царевых Нурдоулановых детей, и рать свою, да и Махмет-Аминю, господине, царю казанскому, со всеми его уланы и князми велит итти на Орду». Видимо, имея ввиду братьев Сатылгана и Джаная. Уже в мае 1504 г. имена царевичей звучат: «мы пошлем на поле братаничев твоих, Саталгана царевича и Зеная царевича, со всеми уланы и со князми и с казаки, да и русскую рать с ними пошлем, а прикажем ему под ними быти и дело делати». В этот раз уже против войск мурзы Емгурчея из Ногайской Орды, который после разгрома Большой Орды в 1502 г. стал угрожать Крыму. В 1505 и 1506 гг. московский князь посылал Сатылгана и Джаная в Муром в связи с приходом войск Мухаммед-Амина во время казанской войны. На этом сообщения о царевиче Сатылгане заканчиваются.

Использованная литература

1. Вельяминов-Зернов В.В. Исследование о касимовских царях и царевичах. Ч. 1. — СПб., 1863.
2. Записная книга Полоцкого похода 1562/63 года // Русский дипломатарий. Вып. 10. — М., 2004.
3. Каргалов В.В. Конец ордынского ига. — М.: Наука, 1980.
4. Матвей Меховский. Трактат о двух Сарматиях. — М.–Л.: АН СССР, 1936.
5. Разрядная книга 1475–1598 гг. — М.: Наука, 1966.
6. Разрядная книга 1475–1605 гг. Т. I. Ч. I. — М.: Наука, 1977.
7. Сборник РИО. Т. 41. — СПб., 1884.

Затронутый вопрос обсуждался в феврале–июле 2008 г. в Записках Timerbek'а в теме: «1491 г. Поход крымцев, казанцев, касимовцев (татар) и московитян на Орду».


главная страница

Historical-Genealogical Researchs Centre — TatarGen.Ru — Тарих-Шәҗәрә Тикшеренүләре Үзәге

Написать письмо © 2008–2010 TatarGen.Ru, 2004–2008 Татарские рода